Реклама
 
 
ИНТЕРВЬЮ ИЗДАНИЮ "MusicGlobe" (22.04.2005)

С чего начались ваши занятия музыкой в детстве?
С того, что когда в моём детском саду отбирали детей, для того чтобы сыграть на каком-то мероприятии коротенькую мелодию на игрушечном ксилофоне, меня категорически забраковали! А если серъёзно – музыка присутствовала в моей жизни с самого раннего возраста, и первый опыт игры на музыкальных инструментах у меня появился уже лет в пять-шесть. Но настоящий прорыв наступил уже в подростковом возрасте, когда я всеръёз увлёкся гитарой, примерно лет в двенадцать.

Что за музыку Вы играли в самой первой группе, в которой участвовали?
Это было ещё в школе, классе в седьмом мы собрали команду, состоявшую из друзей-одноклассников. После какого-то времени, проведённого в репетициях, начали выступать понемногу на школьных вечерах. Играли в основном известные советские эстрадные песни - это очень хорошо шло на танцевальных вечеринках. Хотя, для себя-то мы и играли кое-что из более сложной драйвовой музыки, но на выступлениях это показывать было невозможно – стояли советские времена, и тогда на это спроса у публики не было совсем. Очень запомнилось из того времени постоянная проблема с оборудованием и отсутствие хороших инструментов, которые появились у нас только спустя годы.

Где приходилось играть после этого?
Ну, соответственно, во всех учебных заведениях после школы. Но дух этой самой первой команды был, пожалуй, главным. Именно этим первоначальным составом, уже повзрослевшие, мы добились очень неплохого уровня и признания в своём студенческом кругу. Несмотря на то, что остальные парни, в отличие от меня, музыкой сейчас уже не занимаются, они к тому времени достигли неплохих успехов как инструменталисты. Я очень тепло вспоминаю это время, эти люди сыграли огромную роль в моей жизни. Мы по-прежнему продолжаем поддерживать тёплые дружеские отношения, видимся периодически, а знаем друг друга уже безумное количество времени - с семи лет.

Пожалуй, многие музыканты начинали примерно так же. А когда вы собрали собственный коллектив, чтобы играть уже свою музыку?
Для этого потребовалось немало времени. И прежде всего потому, чтобы попытаться оценить, заслуживает ли моё творчество того, чтобы предлагать его другим людям. Достаточно ли интересно и профессионально это сделано? Есть ли в этом достаточная ценность? Это очень сложный вопрос для каждого творческого человека, и тут нужно либо иметь достаточную наглость для такого вывода, либо просто как можно больше работать. Я не пожалел для этого нескольких лет и собрал свою группу именно тогда, когда нашёл для этого достаточно оснований.

Следующий вопрос, касающийся вашего творчества, вызывает обычно много споров в музыкальных кругах – что всё-таки важнее в песенном жанре, слова или музыка? Как это у Вас?
Музыка, конечно. Для меня, по крайней мере. Дело в том, что во всех моих композициях всегда отправной точкой является какая-то удачная (по моему мнению) находка в музыкальном смысле, мелодия какая-нибудь, гитарный риф или гармонический оборот. Я всегда отталкиваюсь только от этого, то есть никогда не тексты сначала. Но, с другой стороны, это совсем не значит, что словам я придаю второстепенное значение при написании песен, наплевательского отношения здесь это не означает. Свойства моего характера заставляют меня всё доводить до кондиции, когда меня это будет полностью и безоговорочно устраивать. Поэтому, если где-то я вижу явные минусы - это не даёт мне покоя.

Кого из отечественных гитаристов считаете наиболее авторитетным для себя?
Я бы, пожалуй, назвал сразу несколько имён, поскольку каждый из них занимает определённую нишу и, поэтому, сравнивать их напрямую было бы, наверное, неправильно. Так вот, в джазовой музыке для меня это прежде всего Игорь Бойко – огромного таланта человек, с невероятно вдохновенной и прозрачной манерой игры, слушать его доставляет огромное удовольствие. Кроме того, он не акцентируется только на гитаре в своих произведениях, его аранжировки так богаты другими инструментами – духовыми и клавишными – и мне это очень по душе. Что касается неоклассики – это Зинчук. Его неповторимые обработки и исполнение знаменитых классических произведений позволяют по-новому взглянуть на, казалось бы, привычные вещи. Если прибавить к этому "фирменную" манеру игры Виктора, ценность его творчества становится трудно недооценить – совершенно понятно, что такие вещи приходят только после долгих лет в профессии. Ну и если говорить об авангарде современной гитарной музыки в России – думаю, это всё-таки Дмитрий Четвергов. Исповедуя лучшие традиции рок-музыки, то дерзкий и агрессивный, то мягкий и задушевный, этот технически оснащённый гитарист достиг поистине блестящих вершин в своём творчестве. Нельзя также не отметить его талант как композитора, это тоже немаловажно. Кроме этого, отметил бы ещё наших блюзовых гитаристов Сергея Воронова и Левана Ломидзе, слушаю их всегда с большим удовольствием.

А из зарубежных?
B.B.King, Eric Clapton, Ritchie Blackmore, Jeff Beck, Joe Satriani.

Вы владеете несколькими музыкальными инструментами. Какими именно?
Кроме гитары - клавишные, ударные и саксофон.

Но Вы считаете себя именно гитаристом в большей степени?
Пожалуй да, в основном из-за того, что на этом инструменте играю дольше всего на протяжении своей жизни, с двенадцати лет. Остальные инструменты освоил несколько позже. Впрочем, некоторые из моих произведений были написаны, к примеру, изначально именно за фортепиано.

Для любого музыканта очень много значит инструмент, на котором он играет. Расскажите немного о своей гитаре. Что это за инструмент, и какие у Вас в этом смысле предпочтения?
Стратокастеры Блэкмора и Клэптона оказали, видимо, определяющее влияние на мои предпочтения. Поэтому окраска звучания, например, Gibson и Ibanez мне, к сожалению, так и не стала близка. Сейчас у меня кастомный инструмент стандартной "стратовской" комплектации с классическими датчиками. Основное отличие лишь в грифе, он был изготовлен по моему заказу отдельно, с учётом всех моих потребностей. Проблема в том, что стандартные "стратовские" грифы в моих руках по ощущениям были несколько толстоватыми в обхвате, и из-за этого немного неудобными, поэтому пришлось сделать заказной по моим персональным размерам. В остальном отличий никаких. В общем-то, теперь у меня появилась возможность пользоваться не тем, что предлагают фирмы-производители, а исходить из тех удобств, которые необходимы мне. Так что, я здесь совершенно не уверен, что мой инструмент, к примеру, покажется удобным для какого-нибудь другого музыканта.

Правда ли, что Вы используете для игры какие-то особенные медиаторы?
Нет, здесь никаких особенных секретов нет. Просто я беру медиаторы необходимой толщины, что влияет на их жёсткость, и обтачиваю их определённым образом. Это позволяет добиться нужного мне контроля за звукоизвлечением во время игры.

Нашим читателям будет интересно узнать - какие обработки звука Вы используете?
Я использую гитарный процессор одной из ведущих фирм. Причин тому, на самом деле, две. Во-первых, я хочу слышать всегда именно "свой" звук, именно такой, каким я его смоделировал для себя. Не секрет, что проблема "своего" звука является очень болезненной для гитаристов, долгие его поиски и отличия в звучании инструмента на разном оборудовании приносят только дискомфорт. Именно поэтому я сделал выбор в пользу процессора, на котором я добился нужного мне саунда, и он теперь всегда у меня "под рукой" - и на выступлениях, и в студии. Вторая причина – я сторонник разнообразия в звуке. Т.е. отыграть выступление на одном звуке, с одним и тем же перегрузом и тембром - для меня слишком скучно. Я стремлюсь экспериментировать со звуками, поэтому в процессоре для каждой композиции использую разные настройки с применением различных дополнительных обработок. Добиться этого с использованием только набора стандартных ламповых "педалей" становится неудобным - слишком много параметров пришлось бы перенастраивать в перерывах между композициями. Поэтому использование процессора с заранее смоделированными пресетами явилось для меня осознанным компромиссом в этом смысле.

Я знаю также, что Вы хорошо знакомы с компьютерами и специализированными музыкальными программами для звукозаписи. Это несколько неожиданно, поскольку музыку, которую Вы играете, электронной назвать никак нельзя. Как Вы это совмещаете?
При современном развитии техники наличие домашнего компьютера позволяет иметь собственную небольшую, среднего качества, студию в своём распоряжении. Что же касается совмещения - прежде чем готовый материал попадает к моим музыкантам, все аранжировки и нужное звучание я детально прорабатываю в своей домашней студии. Вот для этого и приходится очень кстати компьютер с возможностью многодорожечной записи.

И традиционный вопрос – расскажите немного о своих ближайших творческих планах.
Охотно. Сейчас в работе новый альбом, я уже знаю, каким хочу его видеть. В настоящее время заканчиваю работать над аранжировками, скоро можно будет приступать к записи самого материала, это будет летом. Ну а дальше – осенью подготовка новой концертной программы и выступления. Ждём всех на наших концертах!

Беседу вел Игорь Бартенев.



 
© CTABP 2005-2018. Все права защищены.